свобода - самоуправление!
Учредитель и издатель ДП "НАБАТ"
Серия и № регистрационного свидетельства
КВ № 3404 от 13.06.2000г.
подписной индекс: 21585
всеукраинская   либертарная  газета (сетевая версия)
 

 
на главную
от редактора
 
САУ в действии
Документы САУ
Вступай в САУ
 
Публикации 
№ 15 сентябрь 2009 г 
№ 13, март 2005 г. 
№12, март 2004 г. 
№11, декабрь 2003 г. 
№10, октябрь 2003 г. 
№9, август 2003 г. 
№8, январь 2003 г. 
№7, сентябрь 2002 г. 
№6, август 2002 г. 
№5, июнь 2002 г. 
№4, май 2002 г. 
№3, декабрь 2001 г. 
№2, март 2001 г. 
№1, сентябрь 2000 г. 
 
форум
контакты
 
сайт В. Черного
 


Вернуться к содержанию

АГРАРНАЯ РЕФОРМА: ПОИСК ОПОРЫ

Отдать землю крестьянам собирались еще в советские времена. Правда, сперва в песне и, почему-то землю Гренады, но порыв был хорошим. К отечественному же его воплощению успели подступить лишь в конце перестройки. В принятом в 1990 году Земельном кодексе УССР уже декларировались основные положения реформы аграрных отношений и признание права частной собственности на землю. А по плану реформы, предложенному Верховной Раде правительством В. Фокина (1991г.), революционные перемены намечались на 1992 год, в течение которого все колхозы собирались преобразовать в ассоциации или хозобщества, обеспечивая при этом право каждого колхозника на выход из коллективного хозяйства и создание собственного частного. И для осуществления аграрной революции Верховна Рада даже взялась за разработку пакета законодательных актов, главными из которых стали законы “Про селянське (фермерське) господарство” (декабрь 1991 г.) и “Про форми власності на землю” (январь 1992 г.).
Однако полная реализация этих актов вряд ли подразумевалась. Бюрократия действовала по принципу – потихоньку даем землю, как следует не оформляем, денег, техники и семенного фонда – не даём, пусть нововиспеченные собственники сами разживутся. При таком подходе неудивителен и низкий результат – к началу 1993 г. в Украине насчитывалось всего 14,6 тысяч фермерских хозяйств. Тем временем за период с 1990 по 1995 цены на обеспечение с/х производства выросли почти в 202 раза, а вот на с/х продукцию – всего в 34. Это шестикратное нарушение ценового соотношения едва не привело к банкротству большинство сельхозпредприятий и попутно – “вымыло” средства колхозов, так необходимые для будущих пайщиков и фермеров. Кому это было выгодно? Несомненно, “партии власти”, поскольку голая земля без вложений в нее стала непосильной обузой большинству потенциальных фермеров, и бюрократия, обогатившаяся на номенклатурной приватизации, могла за бесценок вернуть «своё».
Пытались ли исправить ситуацию? А как же. Путем украинского ноу-хау – изданием пустых законов и указов. В ноябре 1994-го Кучма подписал первый из них –
Указ “Про невідкладні заходи щодо прискорення земельної реформи у сфері сільськогосподарського виробництва”, в котором намечалось решение трех главных проблем земельной реформы – приватизации, оценки и рынка земли, а также наконец-то разделялись формы собственности и формы хозяйствования на земле. Но разгосударствление и деление на паи колхозной собственности возлагалось вновь на крайне заинтересованную группу аграриев – руководителей сельхозпредприятий. 12 июля 1995 года последовал еще один Указ Президента Украины - «Про приватизацію та оренду земельніх ділянок несільськогосподарського призначення для здійснення підприємницької діяльності”. А в результате – завершение в течение 1996-97 годов документального оформления прав на землю по колхозам для дальнейшей передачи земельных наделов желающим стать фермерами. Своеобразным документом “переходного периода” от коллективного хозяйствования к формированию рынка земли стал Указ Президента от 23.04.1997 года ”Про оренду землі”. Опять же – хороший документ, но значительно запоздавший. Ведь землей крестьян стали наделять с 95-го, а как следует паи не формляли, “приданного” в виде средств к ее обработке и посеву практически не выдавали. Так что многие из “фермеров поневоле” успели пополнить ряды “безземельщиков”, продав за гроши свои наделы бюрократии и её приблеженным. Правовая безграмотность и злонамеренность сельской номенклатуры не оставили им выбора.
Подобная ситуация до боли напоминает зарю земельных отношений в эталонной для нашей «незалежності» американской демократии. Помниться там “цивилизованные” переселенцы таким же способом «приобретали» земли аборигенов – индейцев. Просвещенные европейцы меняли «огненную воду», табак и ружья на земельные наделы. Первичное накопление капитала вообще не подразумевает сантиментов. И, чем темнее аборигены, тем богаче «цивилизаторы». Кто скажет, что это не про нашу аграрную реформу?
Хотя зачем далеко ходить! Достаточно вспомнить отечественную историю. Где-то, даже обидно, что убогая украинская номенклатура, само провозглашенная на этот раз «національной елітой», оказалась настолько бездарной, что не смогла изобрести новой технологии ограбления народа. Возьмите «Историю махновского движения» главы Культпросвета махновщины П. Аршинова. Всё, что он пишет об украинской тактике большевиков можно буквально применить к описанию действий нашей бюрократии.
Точно так же, как их духовные учителя, «Кравчук и К» цинично использовали жажду экономической и материальной независимости народа Украины от безжалостной эксплуатации государственным социализмом. Точно так же они оседлали народное забастовочное движение и, разгромив с его помощью ортодоксальных «неперестроившихся» коммунистов, монополизировали независимость. В итоге – всё, что приобрела Украина от «проголошення Незалежності» - это независимость национальной бюрократии от союзного центра. Но это была лишь внешенеполитическая сторона номенклатурной независимости. Чтобы стать независимой внутри страны, бюрократия как господствующий класс, должна была добиться полной зависимости населения. Этот план воплощали и номенклатурная приватизация, и трасты, и инфляция, и тотальная невыплата зарплат, загнавшие население в голодное полуобморочное состояние. При этом все украинские партии не спешили учить народ самоорганизации и выявлению собственных интересов, а лишь стремились заменить старую бюрократию своей.
И повторилась история. И остался у народа Украины последний оплот – его земля. И снова полились сладкие речи и указы, эксплуатирующие близкий сердцу крестьянства исключительно социальный аспект независимости, - независимости через обретение собственности на землю. Но их единственным результатом стала невозможность крестьян самостоятельно хозяйствовать на собственной земле и рост закомуфлированных бюрократических латифундий. Выше описанный опыт украинской аграрной реформы показывает, что социальная независимость невозможна без наличия у крестьянства независимого мышления, осознания собственных интересов. И здесь, как никогда может быть полезен социальный опыт махновщины
До 1-й Мировой войны юг Украины ежегодно давал на экспорт 300-400 млн. пудов хлеба. Причём, экономическую основу этого изобилия составляли именно фермеры – кулаки и середняки, по большевистской классификации. Деловитое казацкое воспитание и богатство земли давали минимальный процент ленивых и неумелых бедняков. В связи с этим и аграрная революция весны-лета 1917г. передала помещичьи земли в руки опытных земледельцев. Именно они и стали социальной основой махновщины – движения работящих и самостоятельных крестьян, признающих самоорганизацию общества снизу и нетерпимых к любой отрепьевщине – само провозглашению себя народной властью любых политических проходимцев, будь то большевики, деникинцы или петлюровцы.
Именно самоорганизация позволила маленькому Вольному району махновщины 3 года противостоять красным, белым и националистическим самозванцам. А реальная, неискаженная совдепом история говорит о том, что фермеры добровольно содержали Повстанческую армию Махно, защищавшую их право быть хозяевами на собственной земле. Причём, даже после кровавого подавления махновщины, бедняки, именем которых с нею боролись, долго противились колхозным мероприятиям, так как были воспитаны не делить чужое, а рано или поздно стать самостоятельными хозяевами. Такое инициативное и независимое воспитание могла дать лишь крестьянская самоорганизация – осознание и защита собственных интересов, а не послушание бессовестным элитам.
Что мы хотим сказать этим примером? Только низовая внеприказная самоорганизация крестьянства может стать основой реальной аграрной реформы, осуществляемой народом и ради народа. Любое привнесённые благодеяния – в лучшем случае нейтральны, а чаще всего продвигают интересы социальной группы их инициирующей – сельской бюрократии, в частности. Как точно заметил П. Аршинов, «история человечества не знает примера, когда бы определённая социальная группа, имеющая свои классовые интересы и классовый путь, приходила к трудящимся с целью помочь им. Нет, всегда такие группы приходили к народу прибрать его к рукам». Кто на закате номенклатурной приватизации сомневается, что эти слова полностью относятся и к отечественной бюрократии?! Без инициации законодательных актов с самого низа, что называется «от сохи», аграрная реформа так и останется элитарной, ничего общего с интересами крестьянства не имеющей. И тогда мы окончательно повторим путь американской аграрной демократии, - с дармовой скупкой земель и сгоном аборигенов в резервации.

Лина СТРИЖ


Вернуться к содержанию


 
 "Набат" 2000-2002. Designed: © Digital-Mix