свобода - самоуправление!
Учредитель и издатель ДП "НАБАТ"
Серия и № регистрационного свидетельства
КВ № 3404 от 13.06.2000г.
подписной индекс: 21585
всеукраинская   либертарная  газета (сетевая версия)
 

 
на главную
от редактора
 
САУ в действии
Документы САУ
Вступай в САУ
 
Публикации 
№ 15 сентябрь 2009 г 
№ 13, март 2005 г. 
№12, март 2004 г. 
№11, декабрь 2003 г. 
№10, октябрь 2003 г. 
№9, август 2003 г. 
№8, январь 2003 г. 
№7, сентябрь 2002 г. 
№6, август 2002 г. 
№5, июнь 2002 г. 
№4, май 2002 г. 
№3, декабрь 2001 г. 
№2, март 2001 г. 
№1, сентябрь 2000 г. 
 
форум
контакты
 
сайт В. Черного
 


Вернуться к содержанию

ОТПРАВЛЕНИЕ КУЛЬТА

До 15 февраля 2001г. Национальная правописная комиссия при Кабинете министров должна была решить судьбу реформы украинского правописания. И хотя Кучма приказал отложить реформу до 2002г., остается вопрос – чем это там занимается наша гуманитарная «элита»?! У, загнанного поисками пропитания, рядового гражданина сакраментальные вопросы склонения слова «пальто» или разделения на два слова труднопроизносимого «пів'яблука» вызовет лишь болезненную улыбку. Мол, на что тратятся народные деньги, какой ерундой занимается вице-премьер Н. Жулинский?! Но ерундой это может показаться лишь с первого взгляда.

СДЕЛКА С ДЬЯВОЛОМ
Для УССР начала перестройки было характерно полное отсутствие национального самосознания у населения восточных, южных и частично центральных областей республики. Его элементы были сильны в западной части страны и в среде столичной интеллигенции. Однако западно-украинское население было крайне малочисленным в сравнении с густонаселёнными индустриальными районами востока и юга, и в общей своей массе многонациональный народ Украины был бесконечно далёк от идеи национального возрождения. Подобное положение всячески удручало украинскую писательскую интеллигенцию, чьё национальное самосознание было развито особенно остро. Мысля, свойственными их ремеслу, героическими категориями, писатели рассматривали интернационализацию Украины как уничтожение украинской культуры, геноцид украинцев как этноса. К этому же добавлялась нереализованность и непопулярность самих писателей, связанная с отсутствием спроса на украинскую литературу. А, так как, кроме писательско-правозащитной другой оппозиции в Украине не было, именно писатели возглавили демократическое движение перестройки.
Символично-мифологическое сознание писательской интеллигенции, закономерно впитало из коммунистического режима все идеологические клише тотальной войны добра и зла, только применяло их с точностью до наоборот. Поэтому и борьба за независимость, возрождение языка и культуры виделись ей именно борьбой символов. Рух вербовал сторонников популистской тактикой свержения коммунистических памятников и альтернативным возведением собственных. Подобные акции сильно влияли на заидеологизированное сознание населения, и многие годы после являлись заменителем реальных экономических преобразований.
С другой стороны, украинская номенклатура ещё со времен П. Шелеста мечтала об экономической автономизации. Украина являлась одним из индустриальных центров СССР. Тут производилось 46,6% железной руды, 35% стали и проката, 25% машиностроения, находилось 50% сахарной промышленности, 33% производства овощей и 25% мясо-молочного производства всего СССР. В то же время, 95% собственности на средства производства в Украине были в союзном подчинении. За такой «куш» украинская номенклатура готова была договариваться с нацистами, не то, что с Рухом! Тем более, что к лету 1990г. обвал экономики СССР достиг апогея и шахтёрские забастовки стали переломным фактором перестройки. Они убедили номенклатуру в том, что свои привилегии она может сохранить лишь при условии союза с националистами и совместной борьбы за независимость государства, - то есть национальной бюрократии.
Верхушка националистической интеллигенции тоже не могла отказаться от союза с номенклатурой. Шахтёрские забастовки были стихийным движением «низов», а значит явлением непродолжительным. С ним строить новое государство было проблематично, а главное – некому. Ни гуманитарная интеллигенция, ни председатели стачкомов не годились на роль управленцев. Номенклатура же была самой организованной структурой Украины, главным и единственным узлом, на который были завязана вся система экономики и управления. Намертво повязанная не только властной вертикалью, но и коррупцией, номенклатура была намного более сильным партнером, чем стачкомы. И, главное, писателям незачем было с нею бороться.
Делом жизни националистической интеллигенции было возрождение украинского языка и культуры, территориальная независимость Украины. Для большинства из них, воспитанников советской системы, демократия имела туманные очертания, а уж демократия а-ля Украина вообще сводилась к примерам из истории «казацкой вольницы». Поэтому и будущее независимой Украины представлялось им более продвинутым вариантом шелестовской украинизации, экономической автономизации и занятием командных должностей этническими украинцами. Наконец, в выборе союзника у националистов просто не было выбора. В отличие от русско-культурного шахтерского движения, без особого пиетета относившегося к национальному возрождению, номенклатура всеми своими действиями давала понять, что она именно украинская номенклатура. Партийная бюрократия всячески подчеркивала свою готовность строить именно национальную державу, сбросить коммунистическую личину ради сохранения власти. Поэтому, даже та часть националистической интеллигенции, что искренне ненавидела номенклатуру, понадеялась с её помощью построить национальное государство, а уж потом сделать его истинной демократией.

КУЛЬТ В ЗАКОНЕ
А теперь представьте себе возмущение этих «обманутых вкладчиков» Независимости, когда гуманитарная сфера 8 лет им так и не отдавалась на полное возрождение! Для националистической интеллигенции это было оскорбительнее, чем невыплата зарплат для шахтёров. Её фактически кинули. Взяли страну и не отдали культуру! Кроме того, именно за возрождение они и собирались получать свои звания и деньги. Таким образом, их кинули дважды! И вот, наконец, эти «дважды кинутые» герои Украины дорвались до своего шмата государственности. Ретивое форсирование гуманитарных реформ, в первую очередь состоящих в изменении и насаждении языка, началось после февральского парламентского переворота 2000г., когда руководство гуманитарно-идеологическими комитетами Верховной Рады перешло к националистическим депутатам.
Языковая реформа, якобы призванная восстановить «чистый» украинский язык, на деле создаёт идеологический новояз, призванный вербально обслуживать новый государственный культ. Не случайно «канонический» язык усиленно пичкают словами победителей – архаизмами галицийско-канадского диалекта, ничего общего с украинской классикой не имеющего. Ещё со времен нашествия древних ариев на Индостан язык победителей закрепляет победу, легитимность мировоззрения господствующей группы. Вот и наша бюрократия настолько приватизировала слово «независимость», что любой протест против своих действий выставляет протестом против независимости. Особенно это характерно для гуманитарной бюрократии. И даже формально зависимая от народа представительская власть по пришествие в Верховную Раду демонстративно отказывается от своих избирателей – переходят на государственный язык. Но, если народный депутат перестаёт говорить на языке своих избирателей, он перестаёт быть народным и становится государственным. Может от этого люди никак не могут докричаться до своих представителей?
Как тут не вспомнить гениальную антиутопию Д. Оруэлла «1984»! В описываемом там режиме слово «свобода» перестало использоваться применительно к человеку. У нас его синоним - «независимость» - стал применяться в основном по отношению к государству, то есть иерархии бюрократов. С другой стороны, независимость гражданина от бюрократической регламентации становится всё более нетерпимой, что иллюстрирует деятельность всё тех же гуманитарных реформаторов. Хотя и в этом они традиционны. Ведь ещё злой гений Л. Троцкий отмечал, что язык для украинской интеллигенции всегда был лишь инструментом борьбы за власть. То же наблюдается и сегодня. Смысл языковой реформы совсем не в возрождении украинской культуры. Она решает исключительно внешне- и внутриполитические задачи.
Внешнеполитическую задачу реформы мы видим в избавлении украинского языка от руссизмов и вытеснении русского из всех сфер общественной жизни. Разрыв с языком породит уничтожение идейной близости с его носителем – русским народом. И отчуждённый таким образом народ Украины элита с лёгкостью сможет сдать на усыновление в семью нового «старшего брата».
Во внутренней политике гуманитарная реформа тоже лишь фишка, предлог для новой дрессуры населения. Аргументы в пользу изменений типа «так считает гуманитарная элита» снова уводят нас в плоскость насаждаемого элитаризма. Мы придерживаемся мнения, что элита – суть корпоративная группа, которая, посредством манипуляции массовым сознанием, получает возможность требовать у общества беспрекословного подчинения и монопольно высокой оплаты своих рецептов. Но элита всегда являлась лишь одной из составляющих толпо-элитарной модели общества. И, культивируя элиту, государство неизбежно создаёт и другую составляющую: подавляющее большинство граждан экономически и морально низводятся до уровня толпы. А толпа по своей природе стихийна, впечатлительна, агрессивна. Но главное, она неспособна контролировать свою элиту, а значит, провоцирует главный наследственный порок любой элиты – коррупцию, злоупотребление своим положением.
И, по большому счёту, противостояние вращается не вокруг языка общения, а вокруг самого подхода к человеческой самостоятельности, гражданской свободе и самоопределению. А подход этот со времён СССР принципиально не изменился. Да, уже нельзя за инакомыслие высылать из страны и сажать в психушки. Но нетленным осталось главное, - украинская «демократия» так и не стала реальным народовластием многонационального народа Украины. Снова нас пытаются исправлять и следят за качеством исправления, а, следовательно, существуют идеологические исправительные учреждения по перековке на «правильных украинцев». Снова есть надсмотрщики за чистотой обряда и отправители культа. Итак, культ оправляется, следующая станция – «Оруэлл1984».

Дмитрий КОЛЬЧ


Вернуться к содержанию


 
 "Набат" 2000-2002. Designed: © Digital-Mix