свобода - самоуправление!
Учредитель и издатель ДП "НАБАТ"
Серия и № регистрационного свидетельства
КВ № 3404 от 13.06.2000г.
подписной индекс: 21585
всеукраинская   либертарная  газета (сетевая версия)
 

 
на главную
от редактора
 
САУ в действии
Документы САУ
Вступай в САУ
 
Публикации 
№ 15 сентябрь 2009 г 
№ 13, март 2005 г. 
№12, март 2004 г. 
№11, декабрь 2003 г. 
№10, октябрь 2003 г. 
№9, август 2003 г. 
№8, январь 2003 г. 
№7, сентябрь 2002 г. 
№6, август 2002 г. 
№5, июнь 2002 г. 
№4, май 2002 г. 
№3, декабрь 2001 г. 
№2, март 2001 г. 
№1, сентябрь 2000 г. 
 
форум
контакты
 
сайт В. Черного
 


Вернуться к содержанию

ЗАЛОЖНИКИ СИСТЕМЫ

Всего через 10 лет после официального окончания «холодной войны» (её экономическая ударная волна рушит нас до сих пор) мир вступил в новое противостояние – войну с «международным терроризмом». И, мы, анархисты, чьи предшественники были одними из родоначальников терроризма, несём определённую долю ответственности за формирование этой новой глобальной угрозы. Поэтому считаем своим долгом разобраться в последствиях «знаковых терактов» и попробовать найти нестандартное лекарство от террора.

ЦЕЛЬ ТЕРРОРА
По мнению специалистов, к террору приводят нежелание признавать навязанное положение вещей в социуме как законное и нелегитимность власти, помноженные на невозможность влияния на политическую ситуацию в рамках существующей Системы. Поэтому традиционные исследователи, боящиеся выглянуть за «флажки» государственности, ищут причины терроризма в политическом радикализме, национально-освободительной борьбе или религиозном фанатизме.
Старая форма террора представляла собой акции, направленные непосредственно против организаторов Системы. Ею пользовались ещё народовольцы и анархисты XIX в. А словом «террорист» в махновской армии называли диверсантов, выполнявших функции спецназа. Ныне старый террор использовала Аль-Кайда, когда удары 11 сентября 2001 г. пришлись на экономический и военный центры Америки. Но усиление охраны лидеров и командных центров Системы всё больше сталкивает террористов на другой путь акций. Новый террор – это акции против мирного населения с целью опосредованного влияния на власть через общественное мнение, СМИ, политиков, рвущихся к власти. Так было на Олимпиаде в Мюнхене, в Буденновске, Норд-Осте, на улицах израильских городов.
Как явствует из доклада корпорации ЭТЦ «Терроризм как глобальная угроза и как инструмент мировой политики» (Дуэль, №13-14, 1997), «Современный террор имеет полем боя телеэкран, и не зря в таких акциях террористы, прежде всего, требуют не выкуп, а тележурналистов. Цель - воздействие на общество, чтобы уже оно предъявило ультиматум своим лидерам». Но, с нашей точки зрения, в таких терактах как 11 сентября или Норд-Ост главное не удар по властному престижу в глазах общественности. Живучие и циничные режимы, опираясь на систему манипуляции массовым сознанием, быстро направляют растерянное общественное мнение в нужное русло и, таким образом, переживают кризис.
Главное, - заряд страха, получаемый властью и выводящий её из равновесия. Пораженные государственные машины начинают работать в режиме «черных дыр»: пожирают демократические свободы и уничтожают гражданский контроль. Фактически, такие «знаковые теракты» придают буржуазным демократиям импульс саморазрушения, когда с остова испуганной власти слетает лепнина народовластия и режим балансирует на краю диктатуры.

ЧЕРНЫЕ ДЫРЫ
По словам корреспондента радио Свобода В. Абаринова, «Американские правозащитники не первый день говорят о том, что жертвой борьбы с террором может оказаться американская демократия. Защищая свою свободу от террористов, Соединенные Штаты урезают права собственных граждан… Не советуясь с Конгрессом и не обращаясь за одобрением к судебной власти, Буш ввел военные трибуналы для террористов… и сделал секретными суды по делам о депортации подозреваемых в терроризме» (www.svoboda.org).
Заключенные в железные клетки на базе Гуантанамо сотни членов Аль-Кайды и Талибана вообще вышвырнуты за рамки какого-либо правового поля. Но главным результатом терроромании власти стало утверждение Конгрессом США плана Буша о создании мощнейшей силовой структуры – Министерства внутренней безопасности – со штатом до 170 тыс. сотрудников и бюджетом 3 млрд. долларов. Этот супермонстр вберёт в себя с десяток ведомств от секретной службы до таможни и службы иммиграции.
В посттоталитарной России всё было ещё проще. Из 128 погибших заложников Норд-Оста только пятеро убиты пулями террористов, все остальные – газом. Причём, доподлинно состав газа остался неизвестен. Но в любом случае, если только это был не слезоточивый газ, - власть травила своих граждан химическим оружием. И далее, по законам жанра. Как отмечает журналист А. Костюков (Независимая газета, 29.10.02), «законодательная база для произвола подготовлена» недавно вступившим в силу в России законом о борьбе с терроризмом и экстремизмом. А после Норд-Оста «морально-психологическая обстановка, сложившаяся в обществе, этому тоже благоприятствует. Все теперь зависит от готовности власти воспользоваться удачной конъюнктурой».
По словам депутата Госдумы РФ Б. Резника после принятия поправок к закону о СМИ «легче будет скрыть от общественного пригляда действия спецслужб. Легче будет соврать, не дать информацию, сделать инсценировку - как с той бутылкой коньяка, что стояла у руки Бараева». И, если в США Конгресс сломил сопротивление Белого Дома и учредил независимую следственную комиссию по терактам 11 сентября, то в России комиссию по Норд-Осту похоронила кремлёвская колонна депутатского корпуса.

АДЕКВАТНЫЙ ГРАЖДАНИН
По данным Washington Post лишь 11% американцев считают, что Буш чрезмерно ограничивает гражданские свободы, 50% одобряют такую политику, а 25% считают ограничения недостаточными. По опросам ВЦИОМ 85% россиян дали положительную оценку действиям Путина, а действия спецслужб понравились 82%. Таким образом, после удавшихся операций типа Норд-Оста государственная борьба с терроризмом может показаться эффективной. Но только показаться.
Террористические организации прямо или косвенно поддерживают целые народы (палестинцы, баски, чеченцы, афганцы). Поэтому борьба с террором выливается в подавление народа. А, как указано выше, путь борьбы с терроризмом через его подавление больше грозит не террористам (которые и так готовы к смерти), а именно обществу со стороны государства. Эти неутешительные выводы заставляют всерьёз задуматься над достижением безопасности не с помощью усиления властной вертикали, а как раз наоборот.
Стоит ли вообще допускать функцию управления в обществе (государство) до такой концентрации власти, когда она становится опасна в любом из вариантов? И когда на неё, как на рычаг, способный перевернуть социум, давят террористы. И когда в панике самосохранения она готова задавить любые свободы. И возможны были бы 11 сентября или Норд-Ост не будь государства и политической власти? Нью-йоркский и московский примеры показали, что власть опаснее терактов и, пока общество не научилось ею управлять, критическая масса её концентрации должна быть распылена, рассредоточена до безопасного уровня.
Разумеется, само староанархическое понятие «распыления власти» многим не ясно. Коротко говоря, - это расширение базы принятия решений, правящего меньшинства, до размеров реального большинства и далее, - вплоть до слияния её с числом населения, то есть полное народовластие или безвластие. В такой системе автоматически снимается вопрос о легитимности власти и исчезнет почва терроризма. Террор – средство социально-политических групп выброшенных из политикума, в результате чего они не могут продвигать свои идеи по легальным каналам. Но, при такой широкой базе принятия решений, даже самый радикальный альтернативизм наделён ровно такой долей власти и реализации своих идей, какое количество правящего большинства (населения) его поддерживает.
Главные спутники терактов – драматургия и зрелищность – говорят об использовании впечатлительного общественного мнения для влияния на политиков. Согласитесь, что такое мнение характерно именно для общества, реально не участвующего в управлении собственной страной, а потому носителя всевозможных мифов, страхов и суеверий. Участие в политической жизни (безвластное самоуправление) делает из человека «адекватного гражданина», обладающего достаточным объёмом политических знаний и демократической практики для самостоятельного решения проблем в кругу себе подобных, которые и образуют социум. Общество становится более черствым, но и хладнокровным, устойчивым. Террор в таком социуме не достигает цели, - не опрокидывает Систему. И, значит, лишается смысла.

Александр ЖАКОТ


Вернуться к содержанию


 
 "Набат" 2000-2002. Designed: © Digital-Mix